Новости

Интервью: Как принять тяжелый диагноз

На вопросы отвечает Татьяна Петровна, врач Обители милосердия.

- Татьяна Петровна, здравствуйте! Интересная тема – принятие диагноза. Вот родственники Вас вызывают к тяжело больному, и у них такое что-то, вроде ступора... Почему у них такой страх?

- Это чаще всего, когда в семье онкобольной или больной после инсульта. Это же неординарные состояние, и случается не каждый день. А пугает всегда неизвестность. То есть вот: не было, и вдруг так стало. Вот не знает человек, что делать, поэтому теряется. А когда человеку все объяснишь, т.е. станет понятно, что делать, уже не так и страшно. Потому что понятие "инсульт" - оно такое страшное и невыносимое, так же, как и онкология. Сразу мысли, что все, это конец света, конец жизни и т.п. А на самом деле все не так уж и страшно. И с инсультом живут, и при хорошем уходе и хорошей реабилитации там может быть благополучный исход у человека. Не умирает и даже инвалидом может не остаться, если вовремя начать реабилитацию. Точно так же и при онкозаболеваниях, - онкология - это не значит, что все, конец! Сейчас онкология шагнула далеко вперёд. Правильно подобранное лечение даже на последних стадиях заболевания увеличивает продолжительность жизни значительно. Главное, чтобы люди понимали, зачем это. Чтобы было желание жить. А желание жить во многом зависит от окружающих. Если окружающие смотрят на тебя как на умирающего, какое там желание жить? А если окружающие с верой и надеждой смотрят, что да, это, это и вот это сделать, то эффект будет. И он будет!!! В это надо верить. Потому что вера - это главное! Вера в Бога и вера в исход лечения, которое тоже зависит от Бога. Поэтому с помощью Божией все это можно сделать. А люди, пришедшие из советского периода времени, которым 50-60 л, они уже воспитаны были в то время, когда внушалось, что "нет Бога". То есть нет в них веры, - там вот сложно, потому что человек без веры - как дерево без корней.

- И что Вы такому человеку говорите, ведь у Вас и такие бывают?

- И такие бывают. Ну, для начала надо в материальном убедить. В частности, об онкологии. Онкология далеко шагнула вперед. Если это раньше считалось, - все, метастазы неизлечимы, и продолжительность жизни никакая, то сейчас это лечится. И люди живут, десятилетиями живут. Говорим, что надо обратиться к специалисту. В специализированный центр. Не в захолустье, не к бабкам, не к дедкам, а в первую очередь надо обратиться к специалисту. Специалисты – это Богом поставленные люди, через которых Господь дает нам излечение. Обратитесь к Богу и к специалисту. Господь и специалисты вам помогут. Вот такое мое мнение.

- И Вы говорите, с тяжелобольным ближним своим общаться не как с умирающим, а как-то по другому?

- Да, да. Позитивно, позитивно настраивать, что продолжительность жизни зависит от окружения, от близких, от родственников, через них и от самого больного. Вселить надежду в жизнь, желание жить. Ведь в жизни столько интересного, столько еще неизведанного, сколько бы лет человеку ни было. Хоть 90, хоть сколько, неизведанного остается еще очень много. Мы же о себе знаем только сотую долю процента. Одного процента. Девяносто девять с лишним процентов мы о себе ничего не знаем, не говоря уже о мире. О себе-то не знаем! Вот и надо как-то убедить, заинтересовать человека этой мыслью, найти в нем путь к жизни, поинтересоваться, чем он жил?.. Это длительный процесс, за один раз не сделаешь, поэтому патронажная служба здесь очень важна. Суть патронажной службы на адресах – максимально возможно помочь, поэтому нам не раз надо быть, узнать, чем жил человек до болезни, чем живут родственники. И это не только посидеть, патронажная служба – это не сиделка, это именно тот, кто занимается жизнью человека. Всем, всем объемом жизни, - и психолог, и доктор, и учитель, и много еще. Может, хороший психолог – это все и есть, вместе взятое. Правильный психолог – он и должен таким быть, - и доктор, и учитель, и юрист, и артист, и все на свете!

- Благодарим Вас, Татьяна Петровна, за развернутые ответы о стадии принятия диагноза и адаптации! Надеемся, это не последнее наше с Вами интервью.

Вопросы задавала Маргарита Гетман


Назад